Пресса 3 июля. Спорт Бизнес Online. Борщ вернулся в суперлигу. Он считает Кристенсона гением и сравнивает связующих с вратарями

4 июля 2023

Пресса 3 июля. Спорт Бизнес Online. Борщ вернулся в суперлигу. Он считает Кристенсона гением и сравнивает связующих с вратарями
Источник: sport.business-gazeta.ru

Большое интервью с новым главным тренером «Нефтяника».

52-летний Павел Борщ погружался в мир волейбола со всех сторон – в начале 2000-х в качестве главного тренера шумел в суперлиге со своим «Лучом», потом работал спортивным директором в «Губернии» и «Зените», был тренером связующих в мужской и женской сборных России, а как комментатор освещал три Олимпиады. В последние годы он работает главным тренером молодёжной сборной России U19, а в новом сезоне будет ещё и главным тренером оренбургского «Нефтяника».
В большом интервью «БО Спорт» Борщ рассказал, почему тренеру важно самому формировать состав, кому из игроков он собирается менять амплуа в Оренбурге, а также вспомнил свою попытку возглавить женскую сборную и первую реакцию российских тренеров на статистику от Зорана Гаича.
«Какой я тренер? Самому интересен ответ на этот вопрос»

– Павел Викторович, вы не работали главным тренером в суперлиге с сезона 2010/11, в котором возглавляли «Кузбасс». Это может стать проблемой?
– Мне кажется, это как на велосипеде кататься или плавать – если один раз научился, уже не разучишься. Навыки восстанавливаются за один день. Если ты, конечно, постоянно находился в повестке, следил за тенденциями в волейболе. Я все эти годы был в деле – работал тренером связующих в различных сборных, был спортивным директором в нижегородской «Губернии» и петербургском «Зените». Там же работал со связующими. Не первый год тренирую молодёжную сборную России. Поэтому не вижу проблемы.
– Старые конспекты не стали поднимать?
– На старом багаже далеко не уедешь. Даже в рамках одного сезона ты постоянно генерируешь идеи, меняешь и модернизируешь свою программу, чтобы сделать тренировочный процесс лучше и интереснее.

– Тренер Павел Борщ – какой он? Мы уже забыли.
– Мне самому интересен ответ на этот вопрос. Тот тренер, который был 12 лет назад и нынешний я – это точно два разных человека. Очевидно, что я накопил больше знаний и жизненного опыта. Интересно, насколько я смогу учесть ошибки, которых немало было по ходу карьеры.

– Какие достижения вы считаете главными в своей тренерской карьере?
– У меня всего один титул да и тот достаточно условный – в 2009 году я с московским «Динамо» взял Суперкубок России во встрече с казанским «Зенитом». При этом мне очень дорога работа с «Лучом». Мы прошли все уровни, пробились в суперлигу, дважды занимали 5-е место и выступали в Кубке ЕКВ. 
Выход в суперлигу с «Динамо-Янтарём» тоже приятное воспоминание. Там была непростая ситуация, поскольку команду пришлось принять по ходу сезона – до меня там работал недавно ушедший от нас Вячеслав Алексеевич Зайцев. Великий игрок и великий человек, царство ему небесное.
Наверное, самое значимое достижение – 4-е место с новосибирским «Локомотивом» в чемпионате России 2007/08. В регулярке мы стали третьими, после чего сразу сыграли бронзовую серию с Казанью, за которую тогда играли Болл, Тетюхин, Стэнли. Они помешали нам взойти на пьедестал.

– «Луч» ведь был клубом-партнёром московского «Динамо»?
– Только в последние пару сезонов. «Луч» поначалу был полупрофессиональным, но за счёт поддержки и большого желания президента Наума Шульсульмана превратился в один из лучших клубов суперлиги. К сожалению, в этом году Наум Исаевич ушёл из жизни. В волейболе он для меня был вторым отцом. Понятно, что любовь к волейболу, его понимание мне привил родной отец Виктор Борщ (бронзовый призёр Олимпиады-1974 – прим. «БО»). А Шульсульман дал путёвку в тренерскую жизнь. 
В «Луче» я завершил игровую карьеру и там же в 28 лет начал тренерскую карьеру. Не каждый доверился бы столь молодому человеку. К сожалению, «Луч» страдал из-за финансовых проблем. Когда подключилось «Динамо», стало полегче, но ненадолго – в 2006 году наша команда прекратила существование: это место было отдано новой команде «Динамо-Янтарь» из Калининграда.
«Тренер без полномочий – это провал»

– В 2011 вы стали спортивным директором «Губернии». Сознательно оставили тренерскую работу?
– В тот момент мне показалось, что работа тренера немножко девальвировалась. Ты отвечал за результат, нёс ответственность, но у тебя было мало рычагов, чтобы повлиять на ситуацию. Тренер без полномочий – это провал. В больших клубах это поняли. В Казани большие полномочия были у Владимира Алекно, а сейчас у Алексея Вербова. У Константина Брянского в «Динамо» полное доверие руководства и максимальное количество полномочий. Такая же ситуация в «Локомотиве» у Пламена Константинова. Сейчас такая тенденция. 
А лет 10–15 лет была другая – руководители клубов хотели руководить не только финансовыми, но и волейбольными процессами. Считаю это системной, фундаментальной ошибкой. Я посчитал, что мне не удастся проявить себя в таких условиях. Поэтому сознательно решил попробовать себя в роли менеджера.

– В заокеанских профессиональных лигах генеральный менеджер набирает игроков, а задача тренера – сделать из них команду.
– Мне не слишком нравится западная модель. По крайней мере, она мне кажется совершенно неприменимой в волейболе, где психологическая составляющая и совместимость спортсменов играют важнейшую роль. Все отмечают атмосферу в казанском «Зените», которая положительно отражается на результатах. Это было бы невозможно, если бы Вербов сам не подбирал команду. Я уверен, что Казань по фамилиям и именам могла собрать игроков ещё круче и дороже. 
И мы видим такие примеры. Та же итальянская «Перуджа» на бумаге супер, а на площадке – нет. Возможно, кто-то не тот собирает этот коллектив. Работать с игроками всё-таки главному тренеру. Поэтому ему надо давать возможность набирать состав, а потом с него спрашивать. Если менеджер навязывает тех, кто ему нравится, то, может, пора снимать пиджачок и самому идти тренировать?

– В петербургском «Зените» состав тоже собирает кто-то не тот?
– Я не хочу комментировать работу клуба. Могу лишь сказать, что их результаты говорят сами за себя.
– Работа спортивным директором оправдала ваши ожидания?
– В моем понимании президент клуба или генеральный директор отвечают за финансы, жизнедеятельность клуба, принимают ключевые решения, а спортивный директор полностью отвечает за всю спортивную составляющую. Идя на эту работу, я думал, что буду востребован в качестве человека, который что-то определяет, от которого что-то зависит. 
В «Губернии» в этом плане что-то удалось сделать, были хорошие результаты, в том числе с точки зрения менеджмента. Потом всё сошло на нет, все полномочия забрали. Работа в «Зените» – одно название. Там спортивный директор просто был дополнительным администратором.
«В Оренбурге собрали ребят, которым есть что доказывать»

– В «Нефтянике» вы сами набирали состав?
– Совместно с директором клуба Виталием Николаевичем Бухваловым.
– Говорят, что бюджет клуба увеличился в два раза по сравнению с прошлым сезоном.
– Я не знаю, как изменились цифры, но понимаю, что бюджет скромный, несмотря на увеличение. Формировали состав по своим возможностям. Понятно, что хотелки были немножко другие. В целом мы довольны тем, как сформировались. Идея была дать шанс волейболистам, которые в прошлом сезоне мало играли, но не растратили свой потенциал. Мы подобрали парней, которым есть что доказывать. «Доказать» – важное слово, которое стало пропадать из лексикона спортсменов. Я надеюсь, что у нас собраны ребята, которых не нужно заставлять – они сами хотят и им только нужно помочь. Посмотрим, насколько мы окажемся правы в своих ожиданиях.

– Легионеров не потянули?
– У нас сознательная позиция в этом сезоне обойтись без них. Всякое может быть. Можно положиться на игроков, а они в один прекрасный момент соберутся и уедут – мы такое уже видели в разных видах спорта. Не хотим оказаться в такой ситуации.

– На какой срок у вас контракт?
– На год. Я сам предложил такой вариант. Что-то может не сложиться, результаты моей работы могут не удовлетворить руководство. Хоть на 100 лет заключай контракт, он расторгается и люди расходятся, если у них не складываются взаимоотношения. Если у нас будет положительная динамика, можно будет говорить о дальнейшем сотрудничестве. Конечно, хочется помочь «Нефтянику» реализовать задуманные масштабные планы.

– Расскажите подробнее.
– Усиление «Нефтяника» не чьё-то сиюминутное желание. На уровне руководства Оренбургской области принято решение о развитии клуба. Это долгоиграющий проект. Речь идёт не только об улучшении спортивных результатов, но и об укреплении инфраструктуры, превращении «Нефтяника» в сильный, современный клуб, в котором всё будет профессионально, в который игроки будут хотеть попасть. Например, на игровой арене «Нефтяника» до сих пор не было тренажёрного зала. Хотя тренировочный процесс часто требует совмещения тренажёрки и работы в зале с мячами. Раньше команде приходилось специально куда-то выезжать. Сейчас вопрос решается, и я уверен будет решен положительно. Как вы понимаете, хорошо оснащенный тренажёрный зал потребовал немалых финансов. Но это необходимость.
Пытаемся решить и вопрос с питанием игроков – чтобы у них не болела голова, где поесть после тренировок. Очень многие негативные вещи в плане здоровья происходят как раз из-за неправильного питания. Попытаемся реализовать идею своей кухни с правильным меню. Это первые шаги на пути совершенствования клуба. Есть и другие планы, которые со временем постараемся реализовать.

– Как задачи на сезон перед вами стоят?
– Минимальная задача – попасть в плей-офф. Дальше будет видно.
«Не люблю, когда кто-то сдаёт назад»

– «Нефтяник» подписал Дениса Земчёнка, Егора Сиденко, плюс продлил контракт с Ильнуром Рахматуллиным. Не многовато диагональных?
– Если рассматривать всех как диагональных, то, конечно, многовато. Но мы думаем над созданием универсальных игроков наподобие Максима Михайлова. Будем пробовать работать над тем, чтобы сделать таким игроком Ильнура Рахматуллина. Задача интересная и непростая. Очень многое будет зависеть от самого Ильнура.

– 25-летний Рахматуллин буквально два года назад уже менял амплуа – до этого он был связующим.
– Связующим я его не видел, а вот его атакующий потенциал мне понравился. Я был инициатором того, чтобы его оставить в команде. Легче доигровщика перевести в диагональ, чем из диагонального сделать доигровщика. Посмотрим. Вдруг и Сиденко захочет стать более разносторонним? Универсализм повышает ценность игрока. 
У меня были Эктор Сото, Дмитрий Лекомцев, Сергей Латышев, которые могли сыграть на двух позициях. Это был огромный плюс для команды. Как с точки зрения нештатных ситуаций в виде травм, так и с точки зрения тактики. Основных игроков разбирают по молекулам, а так можно выставить состав, который соперник не ждёт.

– Кого вы видите лидерами «Нефтяника»?
– В процессе работы станет понятно. У нас много опытных ребят с хорошим бэкграундом, с авторитетом. У многих есть опыт капитанства. Но это будет новая команда с девятью новичками. Посмотрим, кто как себя проявит.

– Вы как-то говорили, что лидерство – это, прежде всего, злость...
– Лидерство – это, прежде всего, уважение партнёров и возможность повести за собой, когда в тебя верят другие. А злость нужна для достижения спортивного результата. Чтобы кого-то обыграть иногда не хватает мастерства – соперник может быть сильнее. И вот тогда нужна спортивная злость, которая не позволит сделать шаг назад, когда тяжело.

– Какие качества вы больше всего цените в игроках?
– Упорство, честность. Не люблю, когда кто-то сдаёт назад. Сказал – сделай. Может не получится, но ты сделай всё, что от тебя зависит. Если опустил руки, когда было сложно – это не тот путь, который приводит к победе. Как показывает практика, если человек сделал всё возможное для достижения цели, у него намного больше шансов добиться успеха.
«Убеждён, что в командах должны быть тренеры связующих»

– Роман Жось и Игорь Коваликов – разные связующие?
– Совершенно разные. Но их объединяет желание играть, поскольку в прошлом сезоне они мало выходили на площадку. Вы видим в них потенциал и надеемся его раскрыть через индивидуальную работу. Я считаю, что для связующих она обязательна.

– Потому что они особенные?
– Да. Связующие – отдельные персонажи в волейбольном сообществе – как вратари в футболе или хоккее. У них сильно различается работа и мышление. Убеждён, что в командах должны быть отдельные тренеры связующих. И топ-клубы уже идут к этому. Я знаю, что Алексей Бабешин в «Динамо» со связками индивидуально занимался. Сейчас в Новосибирске Андрей Жеков это делает. Это не мода, просто жизнь диктует. Связующим нужно постоянно совершенствовать своё мастерство. Денис Мацуев наизусть всё знает, талантище, но играет по 8 часов в день на пианино. Потому что если бросит играть, перестанет быть Мацуевым. Так и связующие. Важно сохранять чувство на кончиках пальцев. 
Например, Майку Кристенсона самым технически правильным не назовёшь, но там гениальность. Мне кажется, его чувству на кончиках пальцев карманники позавидуют. Поэтому он если не лучший в мире, то один из лучших. Наших ребят постараемся сделать лучше, если они захотят сами. Изменения просто не дадутся, потому что уже есть сформированные алгоритмы и мышечная память.

– Вячеслав Зайцев тоже ратовал за тренеров связующих, не понимая как с ними могут работать бывшие нападающие.
– Он, кстати, много лет был тренером связующих в Белгороде. Вспомнилось интервью, которое Станислав Черчесов давал во время чемпионата мира в России. Его спрашивают по вратарям, а он такой: «Я туда даже не лезу, знать не знаю, чем они там занимаются. Мне скажут, кто лучше готов к игре». И это Черчесов, сам в прошлом вратарь. Он работал с полевыми игроками, а вратарей готовили другие специалисты. Потому это эти ребята с другой планеты. Думаю, когда-нибудь придём к тому, что в каждой команде будет тренер связующих. Будет как со статистикой.

– Вы помните, как она зашла в российских волейбол?
– Да, я как раз был помощником Зорана Гаича в сборной России и был свидетелем происходящего. Он выступил перед нашими тренерами в 2005 году. Многие, выходя говорили: «Что за фигня? Зачем нам это надо? Какие-то плюсы, минусы. Мы и так всё знаем». Может быть в других выражениях, но по смыслу было так. Но ничего, постепенно ко всем пришло понимание необходимости статистики и аналитики. Сейчас в каждом клубе несколько человек этим занимаются. Без статистики, конечно, можно обойтись, но разве что играя в волейбол во дворе.

– Работа с какими связующими вам доставляла истинное удовольствие?
– Удовольствие получаешь, когда есть положительная отдача, результат. В этом плане у меня со многими получилось – с Сергеем Гранкиным и Александром Бутько в «Луче», с Павлом Панковым в Питере. Получается тогда, когда заражаешь человека своей идей, а не приказываешь ему. Вот с Игорем Кобзарем в сборной России у нас не получилось – он мои идеи не принял, сказал, что они ему не подходят. Но потом, когда он выиграл с «Кузбассом» «золото» чемпионата России я обращал внимание, что некоторые вещи он всё-таки взял на вооружение, и они помогали добиться результата.

– Какова тройка лучших связующих чемпионата России по вашей версии?
– Для меня на первом месте Кристенсон. Но с оговоркой. Когда команда проиграет, ему припомнят все его авантюры. Но когда это работает, это не авантюры, а гениальность. Будем смотреть дальше. Держать высокий уровень можно, а вот всё время показывать такую гениальность и креатив очень непросто. Ты не можешь придумывать каждую передачу – их слишком много. Но он, похоже, ставит перед собой именно такую задачу. Я наслаждаюсь его игрой. Кто из нападающих потом как ударит мне порой бывает менее интересно. Когда пасует Кристенсон, в 80 процентах случаях непонятно, кому он отдаст передачу.

Дальше Павел Панков. Два сезона он феерил во всех отношениях. Я хочу отметить его прогресс с точки зрения передачи. Мы вместе работали в Питере и мне ли не знать, как он превозмог себя, поменял огрехи в технике. Это непросто в таком возрасте и на таком уровне. Но упорная работа и сделала того Панкова, которого мы сейчас знаем. Мы говорили о лидерстве. Вот Павел – настоящий лидер. Держит всю команду, за ним тянутся.
На третью позицию поставлю Константина Абаева. Он очень сильно вырос за последние годы. Это эффект доверия и индивидуальной работы.
«Женского волейбола не существует. Есть только обычный волейбол»

– У вас ведь была попытка стать главным тренером сборной России?
– В 2009 году был конкурс. На должность претендовали Владимир Кузюткин, Ришат Гилязутдинов, Вадим Панков и я. У каждого было 10 минут на выступление перед честным собранием. Каждый заходил и рассказывал, как он видит развитие сборной. Я зашёл и сказал: «Женского волейбола не существует. Есть только обычный волейбол, поэтому нужно подтягивать игроков, которые способны играть первым темпом спереди, пайп и другие современные комбинации».
Американки, итальянки, все ведущие сборные мира уже играли так, а мы по-прежнему использовали только забегание за голову. Сказал про перемещение на блоке, про игру в защите. На этом моё выступление закончилось. Может быть, если бы тогда начали менять игру, было бы лучше. Всё равно к этому пришли, жизнь заставила.
Позднее уже ведущие тренеры – Бузато, Сиденко, Воронков, Маричев –  пришли из мужского волейбола и мы видим, что требования поменялись. С точки зрения психологии, взаимоотношений женский волейбол, безусловно, отличается. Но игру «женский волейбол» придумали те, кто не умеет играть в обычный, идя по пути сознательного упрощения вместо того, чтобы стараться приближаться к тем тенденциям, которые доминируют в мире сейчас.

– Александр Волков сразу после завершения игровой карьеры стал главным тренером «Белогорья». Как вы к этому относитесь?
– Это практика, которая уже давно используется. Юрий Сапега был лидером «Падуи» и сразу стал главным тренером. У Владимира Алекно во Франции была такая же история в Туре. Мигель Фаласка ещё играл, когда его объявили главным тренером на следующий сезон. Стефан Антига только закончил игровую карьеру и в том же году выиграл чемпионат мира с Польшей. Да, там был Филипп Блан, но тем не менее. Примеров масса. Это интересная практика, путь и рискованная.

– Есть ли сейчас русская тренерская школа?
– Финал Олимпиады-2012 с Бразилией, финал Олимпиады-1988 между СССР и Перу – вот квинтэссенция нашей школы по менталитету. Поднять команду, когда её припёрли к стенке, переломить ситуацию. Но если мы говорим о теоретической подготовке, обмену опытом, то у нас всё не так хорошо. Нет семинаров, конференций, никто не горит желанием общаться с коллегами и делиться своим опытом. 
Хотя тот же Туомас Саммелвуо рассказывал, как они во время карантина постоянно сидели с зарубежными коллегами в онлайн-конференциях – обсуждали, делились опытом, спорили. Их никто не просил, но это была их естественная потребность. Так и происходит развитие. И это правильно. Я в своё время общался с Сапегой, Гаичем, Баньоли, Алекно, – у каждого что-то взял, что-то не подошло. И это нормально. Простое копирование бессмысленно, ведь ты не Алекно и не Карполь.
«Первый эфир на ТВ провёл с футбольным комментатором»

– У вас достаточно большой комментаторский опыт. Как вы впервые попали на ТВ?
– Это было в начале 2000-х, точно и не помню. Я тренировал «Луч». Мне позвонил Юрий Николаевич Сапега, который тогда был одним из руководителей федерации и говорит: «Выручай, все болеют, все не могут – надо прокомментировать волейбол». Кажется, это была Мировая лига. Я поехал на Шаболовку, захожу в типичную комментаторскую размером метр на метр. Там молодой парень: «Слушайте, вы в волейболе что-нибудь понимаете? Я по футболу, меня экстренно позвали». Это был Владимир Стогниенко. 
В итоге он начал эфир и завершил, мало подключался, а я рассказывал то, что вижу. Я выхожу и даже не понимаю, плохо это было или хорошо. Подходит ко мне женщина, одна из руководителей и говорит: «Не хотели бы на ТВ работать? В общем, если у вас не сложится в волейболе, считайте что в кармане у вас есть ещё одна профессия».

– Её слова оказались пророческими.
– Да, я часто их вспоминал. Потом периодически комментировал. На чемпионат мира-2010 ездил с Владимиром Стецко в качестве эксперта. Потом был перерыв. В 2012 году я работал в «Губернии». Находился в отпуске, когда позвонил Александр Михайлович Ярёменко: «Не хочешь в Лондон поехать? Надо с комментированием помочь». В Англию очень сложно сделать визу, но мне как-то оперативно всё оформили и я стал напарником Геннадия Сергеевича Орлова на Первом канале. Я его обучал премудростям волейбола, а он меня – комментаторскому делу. В прямом эфире комментировали тот знаменитый финал на всю страну. Орлов мне говорил, что я везунчик – мол, некоторые комментаторы всю жизнь ждут такого шанса.

– Потом вы съездили ещё на две Олимпиады.
– На одну. Рио комментировал из Москвы, а вот в Токио поехал с командой Первого канала. Мог быть ещё один финал в прямом эфире, но к моему безумному удивлению канал решил не показывать игру с Францией. Это было очень странно. В итоге трансляция перешла на «Россию 1».

«В СССР 18-летние стояли в составе. Сейчас мы рассматриваем их как детей»

– Кто стал вашим помощником в «Нефтянике»?
– Антон Вольвич – брат волейболиста Артёма Вольвича. Ранее он работал в системе «Самотлора» и уже помогал мне в молодёжной сборной России. Он хорошо себя проявил, у него большое желание работать, развиваться, учиться. Сейчас мы месяц проведём на сборах молодёжной сборной U19, а затем присоединимся к «Нефтянику», который начнёт сборы 15 июля. Первые две недели команда будет заниматься общей физической подготовкой на среднегорье – в 200 км от Оренбурга есть хорошая база.

– Молодёжная сборная сейчас будет просто тренироваться?
– На самом деле я считаю, что Всероссийская федерация волейбола совершенно правильно сохраняет институт сборных. Мы должны быть готовы в моменте, когда ситуация изменится, без раскачки выйти и показать свой уровень. С 1 июля начали работать в «Луче», а скоро отправляемся в «Волейград». Там великолепные условия для работы, аналогов нет. Там у нас запланирован турнир памяти Чеснокова. Приедут сборные U21 и U17, планируется и участие белорусов. Для ребят это неоценимый опыт. Клуб это клуб, а сборная – другая история. Тут собраны лучшие игроки своего возраста, и я думаю, что очень почетно и важно быть в сборной, представлять свою страну.

– Многие говорят, что современная молодёжь ленивая.
– Я начал работать с ребятами, когда им было 15–16 лет. И больше всего был шокирован очень большими проблемами с дисциплиной. Для нас, советских людей, опоздание было катастрофой, а они даже не заморачиваются. Что касается работы, то всё зависит от взаимодействия тренер–игрок. Если игроку интересно, то он будет работать. Я сразу сказал, что нам будет тяжело, интересно и весело. Первые две вещи зависят от меня, третье – от них. Не сказал бы, что надо заставлять кого-то работать. Если ребятам интересно и они понимают важность процесса, они делают всё с удовольствием. А они понимают, что могут попасть в суперлигу, а в будущем в национальную сборную.

– У вас в сборной игроки из молодёжной лиги?
– В основном да. Хотя вот Кирилл Чекмизов уже второй связующий «Белогорья». Его взяли напарником к Роману Порошину. Я вспоминаю советскую молодёжную сборную и у нас многие ребята уже стояли в составах команд высшей лиги. Я был в ЦСКА, поэтому встал только в 20 лет. Но потом ситуация как-то поменялась. Сейчас вы рассматриваем 18-летних парней, как детей.

ДОСЬЕ «БО Спорт»

Павел БОРЩ

Дата рождения: 2 октября 1970 года
Игровая карьера: ЦСКА (Москва) – 1986–1992; «Динамо» (Московская обл.) – 1992–1994; «Лейпциг» (Германия) – 1994–1997; «Луч» (Москва) – 1997/98.

Главные достижения в качестве игрока: чемпион Европы среди молодёжи (1988), чемпион СССР (1990, 1991), победитель Кубка европейских чемпионов (1991), обладатель Суперкубка Европы (1991).

Тренерская карьера: «Луч» – 1998/99 (старший тренер); «Луч» – 1999–2006 (главный тренер); сборная России – 2005 (старший тренер); «Локомотив» (Новосибирск) – 2006–2008 (главный тренер); «Динамо-Янтарь» (Калининград) – 2008/09 (главный тренер);  «Динамо» (Москва) – 2009/10 (главный тренер); «Кузбасс» (Кемерово) – 2010/11 (главный тренер); женская сборная России – 2015 (тренер); сборная России – 2016 (тренер связующих); молодёжная сборная России 2005 г.р. (главный тренер) – с 2020 года; «Нефтяник» (Оренбург) – с сезона 2023/24 (главный тренер).

Достижения в качестве главного тренера: обладатель Суперкубка России (2009), победитель высшей лиги А (2002, 2009).
Карьера спортивного директора: «Губерния» (Нижний Новгород) – 2011–2014; ЖВК «Динамо» (Москва) – 2017/18; «Зенит» (Санкт-Петербург) – 2018/19.
Достижения в качестве менеджера: финал Кубка ЕКВ (2014), серебряные медали чемпионата России (2018).


Алмаз Хаиров



Прошедший матч
Следующий матч
Югра-Самотлор
Югра-Самотлор
vs
Нефтяник
Нефтяник
3:2
(25:19, 19:25, 25:23, 22:25, 15:13)

ЧЕМПИОНАТ РОССИИ 2024. МУЖЧИНЫ. PARI СУПЕРЛИГА.
г. Нижневартовск
27 февраля 2024 г.
17:00 (МСК), 19:00
Нефтяник
Нефтяник
vs
НОВА
НОВА
ЧЕМПИОНАТ РОССИИ 2024. МУЖЧИНЫ. PARI СУПЕРЛИГА.
г. Оренбург, СК "Олимпийский", Ул. Новая, 17
3 марта 2024 г.
16:00 (МСК), 18:00
ЧЕМПИОНАТ РОССИИ 2024. МУЖЧИНЫ. PARI СУПЕРЛИГА.
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП
Команда   И В П О
1 Зенит-Казань
(Казань
)
  26 23 3 66
2 Локомотив
(Новосибирск)
  26 21 5 61
3 Белогорье 
(Белгород
)
  26 19 7 56
4 Динамо
(Москв
а)
  26 18 8 57
5 Кузбасс
(Кемерово
)
  26 15 11 47
6 Енисей
(Красноярск)
  26 15 11 45
7 Зенит 
(Санкт-Петербург
)
  26 14 12 44
8 Динамо-ЛО
(Ленинградская обл.)
  26 14 12 41
9 Факел
(Новый Уренгой
  26 13 13 35
10 Шахтер
(Солигорск
)
  26 12 14 36
11 Газпром-Югра 
(Сургут
)
  26 10 16 30
12 НОВА
(Новокуйбышевск
)
  26 10 16 29
13 Урал
(Уфа)
  26 8 18 23
14 Нефтяник
(Оренбург)
  26 7 19 26
15 Югра-Самотлор
(Нижневартовс
к)
  26 5 21 15
16 АСК 
(Ниж. Новгоро
д)
  26 4 22 13










































 

Партнеры
Правительство Оренбургской области Законодательное Собрание Оренбургской области
Федерация волейбола Оренбургской областиООО "Сладковско-Заречное"БлагоустроительГородская клиническая больница № 4 города ОренбургаГородская клиническая больница им. Н. И. ПироговаГосударственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение "Училище (техникум) Олимпийского резерва"«Центральное агентство воздушных и ж/д сообщений»Оренбургское региональное телевидениеНовый партнер
Социальные сети